Жили были люди на карантине.

— Все люди не свободны. У каждого чужая точка зрения, чужие мечты, чужая жизнь.
— Это как же? У меня моя, чего хочу, так и живу.
— Прям чего хочешь, так и живёшь?
— Ну да, хотел бы другого, жил бы по‐другому.
— Видишь.
— Вижу. Что я должен видеть?
— Жизнь другими глазами. Лавку, к примеру, видишь? Для всех это лавка, а детям может быть конём или паровозом.
— Это лавка, не паровоз. Ты далеко на ней уедешь?
— Ладно, вот дерево растёт, что видишь?
— Дерево.
— Это потому что я его назвал деревом, а до меня его кто-то другой деревом обозвал, так и навязали чужую точку зрения. Что ты видишь, когда на это дерево смотришь?
— А что в нём смотреть, дерево и дерево.
— Оно же попало в твой кругозор, оно в твоей жизни появилось может не зря.
— Да плевать мне на него. В моей жизни мне деревья не зачем.
— То есть, можно снести?
— Сноси! Топор вынести? — .... — Тут каждый год их сносят, старые сносят, новые садят.
— Ну как же тебе втолковать-то? Представь старика древнего.
— Сколько лет?
— Не важно. Рухлядь столетняя, совсем старый. Всю жизнь в Сибири прожил. Грибы, ягоды, комарьё, зверобой, чай иван-чай, снег, сани, валенки, колодец журавлём, представил..?
— Что мне до этого деда?
— Жил он так всю жизнь...
— И помер :D
— И совсем уже рассыпался, кости скрипят, спина к земле гнётся, борода ползёт, седой весь, седой.
— И что с этим дедом? — А ты слушай. Он как проснётся, думает, дай бог сил встать, воды набрать в колодце. Воды принесёт, передохнёт, потом следующее дело: дрова, потом кашу варить. И так весь день со скрипом. А всё потому, что он в рамках старости, она ограничивает его по-всякому, понимаешь..? А нас страсти всякие ограничивают. Ты телевизор, к примеру, смотришь?
— Смотрю, чего не смотреть, 28 каналов имеется.
— Это страсть. Страсть приводит к старости. Даже корень у этих слов один.
— ....
— Хочется вздохнуть, крылья расправить, чувствовать свободу! А нас будто в ящики заколотили, кого в телевизор, кого в смартфон. Сидим там целыми днями, жить некогда! Сердцами стареем. Потому что переживания там чужие, мелкие, примитивные, сердцу особо стучать-выстукивать нечего. И никакие пептиды тут не помогут.
— ....

Сосед закурил ещё одну, прищурился, ёжится, слушает. Вроде май на носу, а ветер, зябко совсем, может у подъезда сквозит просто.

— Такая, брат, петрушка в голову лезет.
— Дааа, на работу тебя надо выгулять, а то мозги потом не соберёшь, после карантина этого.

Автор Сергей Гетман ©

Поделиться: